ВГТРК
ИНФОРМАЦИОННЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ВГТРК

подробнее о мероприятии

вернуться к календарю

30 января

пресс-релиз

«Творческая семья»

30 января в Национальной научной библиотеке РСО-Алания в рамках проекта «Творческая семья» состоится выставка произведений живописи и графики заслуженного художника Северной Осетии Валана Харебова и его сына, дипломанта Российской Академии Художеств Давида Харебова.

Валан Харебов – высокообразованный, интеллигентный человек, за плечами которого факультет журналистики МГУ и Цхинвальское художественное училище им. М.Туганова. Как художник сформировался в сложное и интересное для искусств время – 70 годы прошлого столетия. Имея возможность воспитываться и развиваться на образцах как современного европейского и мирового искусства, так и русского авангарда, он соединил в своем творчестве новаторские подходы с истинно национальными задачами, отстаивая и продвигая свое понимание национального искусства и национального сознания во взаимосвязи, что очень важно и сейчас и, особенно на том этапе развития, когда понятия «национального» были сильно размыты, ограничиваясь скорее предметной бутафорией, нежели внутренней органикой духовной культуры народа.

Своеобразие Харебова–старшего в том, что в его полотнах, да и мироощущении вообще, самым причудливым образом переплетаются мифы и реальность, да так, что иногда трудно разобраться, где одно, где другое.

Особая статья – жанровые многофигурные композиции. Иногда это рассказ, иногда небольшое емкое ессе, а порой и целый роман – так много в них жизненной правды, наблюдательности, народного юмора. Каждый образ имеет собственную историю, характер, назначение, несет определенную смысловую, эстетическую, а нередко и философскую нагрузку. Простейшие предметы быта, символы, знаки, на равных живут в обитаемой человеческой среде, поэтому необыкновенно интересны, по-своему одушевлены, помогают считывать порой вполне запутанные тексты-картины. Первое ощущение чрезмерной загруженности холста, нагромождения разных и как бы не связанных с собой вещей – обманчиво. Все на месте и все имеет свое назначение. А сложная, густая, красивая, светящаяся изнутри живопись объединяет и обогащает это удивительное и чудесное сплетение предметов и образов.

Ему далеко не безразлично кого и как он пишет. Его личное отношение к портретируемому обязательно и чаще всего предельно доброжелательно. К себе же он почти жесток, через автопортреты решает многие мучающие его проблемы: в них и раздумья и смятенья, радости и огорченья, иногда безудержное веселье, а порой и достаточно ощутимый трагизм. Удивительным образом экспрессия его реалистических работ перетекает в абстрактные, авангардные полотна, не теряя своей сущности, образности и обаяния.

Мир, создаваемый Валаном Харебовым в картинах, портретах, натюрмортах, вполне реальный и в то же время совершенно фантастичный, иногда на грани ирреального, но всегда осязаемый, чувственный. И воспринимаются его работы одновременно и умом – много философских загадок, и сердцем – вещи всегда наполнены живым человеческим чувством.

Давид Харебов – художник другого поколения со своими оценками, знаниями, увлечениями. Мир быстро меняется. И отец и сын, оставаясь духовными единомышленниками, как профессионалы-художники стоят уже на разных стилевых платформах. Если у Харебова-старшего мир бесконечно подвижен, непредсказуем, и живопись спешит передать буквально ощутимую его сиюминутную изменчивость, младший Харебов спокоен и уверен. Современный виртуальный мир доступен ему и понятен, почти на все имеет свои ответы, с ним можно соглашаться или нет, но бороться нет смысла, он просто мало одушевлен. Поэтому спокойное рассудительное отношение к возникающим проблемам нормально и естественно как для самого художника, так и для его друзей. Иллюстрацией к сказанному могут служить большие композиционные портреты на тему «Одноклассники». Красивые молодые люди, своеобразные лица, но как бы из другой реальности. И это нормально.

У Давида тщательная (но не сухая) продуманность, выверенность соотношения форм, пропорций, он любит сталкивать материалы для выявления их сущности, например, в натюрмортах – рукотворные холодноватые фаянс и керамику с теплыми живыми цветами, фруктами. Те же сравнительные контрасты присутствуют и в его портретах, особенно костюмных. Хотя он скорее художник теплый, нежели холодно-рациональный. Ему близки философски-эстетическая изысканность, своеобразная европезированнось стиля его Учителя Шалвы Бедоева, которого он не скрывая, обожает и многое в манере подачи, подходе к изысканному цветовому решению, тончайшим нюансам в живописи похоже от последнего. Давида привлекают эстетские высокохудожественные вариации Бедоева с цветом, и он использует аналогичные в своих картинах, портретах, натюрмортах, достигая большой тонкости и выразительности. В натюрмортах Давида обращает на себя внимание своеобразная манера подачи сначала в разобщенности (у каждого цветка, например свой «портрет», свой лик), а затем умелое собирание довольно сложных композиций в букет, в единое целое. Натюрморт вообще занимает доминирующее положение в творчестве Давида и помимо самостоятельного существования практически всегда присутствует в его портретах и картинах, дополняя и обогащая их.

В портретной галерее художника можно отметить своеобразный композиционный портрет Коста Хетагурова на фоне узнаваемого пейзажа-перевала Зикара, любопытный «Автопортрет» в стилистике западно-европейской портретной живописи н.20 века, роскошный «Портрет мамы с котом» и другие.

О Давиде Харебове несомненно можно говорить как о сложившемся художнике с высоким потенциалом развития, что не исключает новых поворотов и находок в его творческой жизни.



вернуться к календарю